postheadericon Страна плохого настроения

 Наше время – не для слабонервных. В любой момент можно остаться без работы и средств к существованию, падает рубль, куда пойдут учиться дети и на что они будут жить, когда вырастут – словом, у людей сегодня масса причин ворочаться без сна по ночам. Как справиться с депрессией? На вопросы нашего корреспондента ИРИНЫ БЕЛАШЕВОЙ отвечает директор института групповой и семейной психотерапии, кандидат медицинских наук ЛЕОНИД КРОЛЬ.

Есть какие-то особенные причины для возникновения депрессий?

Мне кажется, что люди есть люди, и они всю жизнь, во всех странах и во все эпохи страдают от одного и того же. Причины не меняются. Например, как десятки лет назад, так и сегодня люди по-прежнему очень мало знают о том, что происходит в семейной жизни и как "выжить" в семье. Если говорить об определении депрессии в более специальном смысле, мы знаем, что депрессия бывает эндогенная, или внутренняя, которая проявляется зачастую у очень успешных людей, независимо от внешних обстоятельств, и экзогенная, на которую как раз очень влияют внешние факторы, социальные условия. Депрессия способна надевать самые разные маски. В медицине лет 30 назад было своего рода открытием, что огромное количество соматических, или телесных заболеваний, являются в основе своей заболеваниями, связанными с настроением. Скрытая депрессия, никак не отражаясь на внешнем поведении или на эмоциональном уровне, проявляется, например, склонностью к бронхиальной астме, аллергии, простудным заболеваниям. Все это как бы телесный эквивалент душевного "отслоения" от окружающего мира. И оказалось, что заболеваниями "плохого настроения" страдают примерно 30-40 процентов всех пациентов, которые обращаются к терапевтам. Они трудно поддаются лечению обычными лекарствами, зато выздоравливают при использовании средств эмоционального ряда. Зачастую достаточно одной консультации у психотерапевта...

 

А как определить, где кончается просто плохое настроение?

Нет на свете человека, у которого иногда не бывало бы недовольства собой и жизнью. Это столь же нормальное состояние, которое требует к себе внимания, как и любые другие. Под словом "депрессия" можно понимать десятки таких состояний. Однако у нас сейчас в России мы сейчас говорим не только о депрессии индивидуума. Средний человек западного общества, в отличие от нашего, погружен в созданную для него огромную систему выборов. Самый простой пример – супермаркет, когда человек бродит мимо полок и делает выбор из тысяч товаров. Обстановка же, в которой находится средний провинциальный российский гражданин совершенно другая. У него нет этих заставленных полок, и ему кажется: все, что есть вокруг – не для него. Когда человек изо дня в день делает одно и то же, думает об одном и том же, недоволен одним и тем же, ненавидит одних и тех же людей, он невольно формирует у себя готовность к депрессиям. Огромное количество зон на карте страны практически лишено какой бы то ни было возможности выбора и на социальном уровне. Так, большинство людей имеет основания предполагать, что заигрывания с ними как с избирателями носит весьма эфемерный и эпизодический характер. В стране разыгрывается политическая драма, которая посредством телевизора превращается в большую мыльную оперу. Рядовые люди как бы делегируют свою активность, сами того не подозревая, тем актерам, тем действующим лицам, которым позволено жить. Ведь политики давно стали актерами, и если женщины смотрят латиноамериканские сериалы, то их мужья – свои, политические. Рядовые люди, которые тем самым словно отказались от собственной жизни, становятся более вялыми, малоподвижными, неспособны выбрать, редко меняют работу, мало думают о том, что они могут сделать вокруг себя. При этом многие не только знают в лицо всех политиков, но и активно следят за всеми перипетиями борьбы на политическом Олимпе, а потом повторяют навязанные им стереотипы. А вот тем, что происходит у них в районе мало интересуются, даже фамилий местных депутатов не знают. И вот этот фон из десятков, сотен не имеющих отношения к человеку больших и малых отторжений и неучастий, фактически провоцирует депрессию общества.


Но существует ведь опыт других стран, которые благополучно преодолели аналогичные состояния...

Действительно, наш опыт не так уж уникален, как нам кажется. Наш тезис о том, что наша депрессия самая депрессивная, мы самые несчастные и самые хорошие от этого – это не более, чем один из народных стереотипов. Мне кажется, что в Германии и в Японии после войны очень большую роль в выводе общества из депрессивного состояния сыграло то обстоятельство, что в в этих обществах традиционны клубы, группы и малые сообщества. Например, на японских предприятиях были "кружки качества", а в Германии были клубы-ферейны, которые собирались петь песни или пить пиво, или восстанавливать дома. А клубы это ведь опора друг на друга, уверенность. Большое сообщество будет строится успешно, если между индивидуумом и ним находится большое количество неформальных групп.

То есть пить пиво в компаниях надо почаще?

Конечно. Но не только: петь песни, обсуждать насущные темы, решать, кого выбрать в домовой комитет или где построить гаражи. Взрослые люди, как и дети, учатся осуществлять выбор, принимать решения, вступать в эмоциональные контакты, соглашаться с тем, что их мнение временно не принимается, настаивать на своем. И уважение в обществе к возможным неформальным группам и сообществам составляет вполне опробованный в других культурах рецепт. К сожалению, мне не известна ни одна партия или движение, которая, хотя бы с прагматической целью привлечения к себе людей всерьез заботилась о создании такого рода механизмов формирования человеческого мнения. Общество по-прежнему остается чрезвычайно монологичным и запертым в старые советские стереотипы. И в этом отношении роль психотерапевтов как людей гуманитарной культуры, которые разными способами внедряют эти формы построения диалога, очень велика. На западе фигура психоаналитика и психотерапевта – это массовая фигура. Люди обращаются к психотерапевту не потому, что у них какие-то проблемы, а так же, как они обращаются к бухгалтеру или, скажем, к парикмахеру. Они получают для себя точно такие же важные житейские консультации, не теряя при этом своего достоинства, и не считая, что они сдаются и идут лечиться.

Может ли человек сам выбраться из депрессии?

Может. Бывает выраженная депрессия, при котором человеку небходимо получить психиатрическую помощь, потому что иначе он может совершить какие-то необратимые поступки. И бывает масса депрессивных состояний, которые вполне легко снимаются простыми бытовыми способами: помечтать, получать удовольствие от свежего хлеба, поговорить с собой – их масса. Но, к сожалению, в нашем обществе не принято обращаться ни к самому себе, ни к профессионалу. Помимо мифа, что услуги психотерапевтов очень дорого стоят, само такое обращение – это очень заметное действие. Оно вызывает либо шутки, типа, "совсем с ума сошел?", либо удивление – "у тебя что друга нет?", либо предостережения – "зачем, тебе еще хуже будет!" Но ведь не приходит же никому в голову обращаться к другу или к подруге, чтобы она сделала операцию или выгодно разместила акции? Другое дело, что в России существует очень маленькое количество профессиональных психотерапевтов. Зато гигантское количество так называемых целителей, к которым многие с удовольствием обращаются. Я недавно слышал странную статистику, что существует примерно 5 тысяч сертифицированных и дипломированных психотерапевтов на всю страну и около 300 тысяч сертифицированных колдунов. Они фактически распространяют миф, что есть дяди-волшебники, которые за раз снимают порчу. Что еще за порча, когда это обычная депрессия?

Популярность колдунов понятна, а что вы скажете о популярности в России алкоголя как национального антидепрессанта?

Нет никакого сомнения, что многие люди, страдающие от той или иной зависимости, алкогольной в том числе, фактически этим путем спасаются от депрессии. Кстати, если депрессию начинают снимать другим путем, то часто проходит и алкогольная зависимость. Но алкоголь – не лучшее лекарство. Многие находят другие средства для того, чтобы прийти в форму – спорт, например, путешествия. Не зря ведь в прошлом веке так модно было лечиться от "сплина" где-нибудь в Карлсбаде. Конечно, не факт, что человек победит "сплин", уехав на Канары, но тут опять возникает вопрос выбора. Провинциал подчас и в областной центр-то съездить не может – не на что. Однако, и для богатых и для бедных, я думаю, средство одно: люди выигрывают, когда они меняют смыслы, создавая вокруг себя позитивную среду.

Hits: 612
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
Меньше | Больше

security code
Напишите отображаемые буквы


busy